+7 (926) 522-09-30

 
 
 
Социальная политика в контексте российского кризиса
 

 

Социальная политика в контексте российского кризиса

|

 

Мы публикуем стенограмму лекции (в чсати вопросов здравоохранения) руководителя Центра социальной политики Института экономики РАН, члена правления Института современного развития, д.э.н.,  профессора ГУ-ВШЭ Евгения Гонтмахера, прочитанной 12 марта 2009 года в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру».

Гипотетически допустим, что на наше здравоохранение мы будем тратить не три процента ВВП, а шесть. Уверяю вас, что ничего не изменится, качество лечения не улучшится. Здесь проблема в механизмах, в том, как это все реализуется и т. д. И в мотивациях.
Берем ситуацию с тем же здравоохранением. Я до сих пор участвую в дискуссиях о том, какую выбрать модель для нашего здравоохранения, которое сейчас никакой критики не выдерживает. Некоторые эксперты говорят: «Давайте развивать обязательное страхование, конкуренцию и т.д.». Я был одним из тех, кто стимулировал развитие ОМС в начале 90-х, и остаюсь сторонником этого. Социальное страхование – это колоссальный, при желании, механизм ухода от государства. Это можно назвать либеральным или социал-демократическим методом, когда представители трудящихся и работодателя договариваются между собой. А государство может быть только посредником. Но сейчас, как мне кажется, мы немного поспешили с ОМС. По простой причине. ОМС надо развивать в стране, где нет такой социальной разобщенности, как у нас, в стране, где люди получают более или менее близкие зарплаты. А у нас официальная разница в зарплатах – 30 раз. Я не считаю те зарплаты, которые в конвертах, и дивиденды. Как показывает мировой опыт, это должно быть примерно 5-10. Если мы попадаем в этом диапазон, система обязательного страхования начинает работать. Почти все могут за себя заплатить приличный страховой взнос. А у нас получается, что те, кто зарабатывают много, из-за известной регрессивной шкалы платят в процентном соотношении меньше. А другие зарабатывают мало. В результате система ОМС хронически нуждается в деньгах. Бюджету тоже не хватает, потому что власти кивают на ОМС. Надо принимать какое-то решение.
Есть сейчас предложение все деньги слить в ОМС. Я считаю, что это неправильно. Я считаю, что будущее лет на 15-20 за бюджетной медициной. При этом должны быть введены стандарты. Понятно, что врач должен получать где-то в три раза больше средней зарплаты в его регионе. Медсестра должна получать на уровне средней зарплаты. Санитарка – 70% от нее. Есть такие эмпирически установленные соотношения. В этот тариф должна входить и полная оплата коммунальных услуг. Плюс высокотехнологическая помощь. А мы бесплатной высокотехнологической помощью обеспечены только на 20%. Если человеку надо сделать шунтирование, в одном случае из пяти его сделают бесплатно. В остальных случаях надо платить или ждать годами. А можно не дождаться. Если бы у нас были листы ожидания, и каждый желающий мог в интернете отслеживать свое движение в очереди! Так что можно говорить, что сейчас бюджету надо обеспечивать процентов 6-7 ВВП для того, чтобы остановить негативные тенденции в состоянии здоровья. Да, продолжительность жизни стала расти. Но все равно она позорная – 60,5 лет у мужчин. В Японии и у мужчин, и у женщин – более 80-ти. Половина англичан, которые родятся в этом году, доживут до ста лет. И эти 6-7 процентов только помогут остановить рост заболеваемости. В чем у нас еще проблема? Начали небольшую диспансеризацию. Выявилось такое количество заболеваний, что это стало сразу портить статистику. Деньги вроде бы тратим. Некоторые чиновники думают, что, потратив деньги, они в этом же году улучшат здоровье населения. Наоборот. Тратя деньги, мы еще несколько лет будем получать только ухудшение ситуации. Потому что люди ходят с болячками, о которых они не догадываются до момента, когда с этими болячками уже очень сложно справиться. У нас число лет жизни с хроническими заболеваниями в несколько раз меньше, чем в той же Великобритании, где, кстати, в основном, бюджетная система здравоохранения. Мы не одни с такой системой. Это Канада, Австралия. И этот маневр сейчас надо сделать. И люди это поймут.

Если у нас будут стандарты, вы приходите на прием к врачу, вам ставят диагноз, вам выдают на руки бумажку, где написано, что с вами будут делать. И вы лично проверяете, сделали вам уколы или нет, дали вам таблетки или нет. А эти стандарты висят в Интернете. У нас нет даже электронных историй болезни. Если вы живете в Москве, а заболели в Петербурге, вы приходите к врачу и он спрашивает вас: «Ну, что у вас?» Вы ему что, будете рассказывать обо всех своих болячках? А во многих странах, даже менее развитых, чем мы, истории болезни хранятся в электронном виде. И врач в любой точке страны знает, что с вами делать. Как можно без этого строить то же обязательное страхование? Информатизировать здравоохранение надо именно сейчас. Надо увеличивать расходы на социальные цели, несмотря на кризис. Но в здравоохранении надо выбрать какие-то ключевые точки. Информатизация историй болезни, стандартизация. И, наверное, повышение зарплат. Но повышение зарплат должно быть в обмен на повышение эффективности. Есть стандарт. И если врач ошибся в диагнозе, должен идти минус из зарплаты. Все же записано в компьютере. Если он не сделал нужную процедуру, компьютер начинает пипикать у главного врача. Тогда понятно, за что все получают деньги.

Последний сюжет. Можно много говорить о здравоохранении, но этот поворот к понятному открытому общественному здравоохранению необходим. Многие социальные вещи должны быть понятны. Если вы видите проекты, которые могут прочитать только эксперты, не верьте им. Я их даже не читаю. Как в архитектуре. Красивое здание будет долго стоять. И социальные проекты должны быть простыми. Надо много над ними думать, их обсуждать, но результат должен быть простым.

Автор: Евгений Гонтмахер
Источник: http://www.anoufriev.ru/index.php?id=880



 
Обзор заработных плат
 
© 2009–2018 «Бизнес Медицина»Сделано в студии: